Меню
Термины "У - Я"
Фаллос
Фаллос - символическое значение мужских гениталий. Символически словом "фаллический" описывают такие черты личности, как сила, властность, авторитет, могущество - обычно они связываются с мужественностью, противоположной женственности. Фаллос изображается с помощью огромного множества символов. В психоанализе этот термин используется в различных контекстах.

Фаллическая фаза, обозначающая период психосексуального развития с преобладанием фаллической эрогенной зоны для индивидов как мужского, так и женского пола. В фаллической фазе происходит осознание разделения полов.

Фаллический характер представляет собой регрессивную защиту от тревог эдиповой фазы. Индивид бессознательно воспринимает свое тело как фаллос и часто приписывает ему и ожидает от него проявления фаллических свойств.

Термином фаллическая мать обозначают типичную для фаллической фазы бессознательную фантазию о том, что мать обладает пенисом. В дальнейшем фантазия о фаллической матери переносится на других женщин. Токая фаллическая женщина воспринимается как мужеподобная и агрессивная; она является объектом страха, который также служит защитой от желаний, вызывающих страх кастрации

Фантазия
Фантазия - воображаемый сценарий, в котором исполняется - хотя и в искаженном защитой виде - то или иное желание субъекта (в конечном счете бессознательное). Фантазии могут иметь различные формы: это осознанные фантазии, или сны наяву, и бессознательные фантазии, обнаруживаемые аналитиком в качестве структурной подосновы явного содержания, или, иначе, первофантазии.

Интересен путь, которым Фрейд пришел к своему открытию роли фантазирования в этиологии неврозов: поначалу он считал реальными те патогенные сцены детства, о которых рассказывали пациенты в ходе анализа, но затем вынужден был решительно отказаться от этого первоначального убеждения и признать свою "ошибку": эти сцены имели отношение не к материальной, но лишь к "психической реальности". Изучение типичных фантазий, обнаруженных психоанализом, привело Фрейда к мысли о существовании бессознательных схем, или "первофантазий", выходящих за рамки индивидуального опыта и наследуемых генетически.

В наиболее развернутом метапсихологическом определении фантазии Фрейд соединяет ее полярно противоположные аспекты: "С одной стороны, фантазии внутренне упорядочены, лишены противоречий, толково используют все преимущества системы сознания, так что мы вряд ли сможем отличить их от сознательных образований; с другой стороны, они бессознательны и лишены доступа к сознанию. Однако именно их источник - бессознательное - определяет их судьбу. Фрейд считает фантазирование той областью, где несложно уловить механизм перехода между различными психическими системами, вытеснение и возврат вытесненного.

Следовательно, в процессе психоаналитического лечения необходимо выявить за такими проявлениями бессознательного, как сны, симптомы, отыгрывание, навязчивая повторяемость в поведении, лежащие в их основе фантазии. Чем дальше продвигается исследование, тем яснее проступают "отростки" бессознательных фантазмов даже в тех разновидностях поведения, которые, на первый взгляд, никак не связаны с деятельностью воображения и подчиняются лишь требованиям реальности. С этой точки зрения, жизнь субъекта в целом выглядит как модель, приводимая в движение тем, что можно было бы назвать, подчеркивая ее структурирующий характер, фантазматикой.

Фантазия самым тесным образом связана с желанием, фантазии представляют собой сценарии, зрелища, последовательность сцен и субъект постоянно присутствует в этих сценах; он фактически играет свою роль не только как наблюдатель, но и как участник. Будучи способом выражения желания, фантазия становится также местом зашиты, обеспечивая такие простейшие защитные действия, как обращение на себя, обращение в свою противоположность, отрицание, проекция, все эти разновидности защиты неразрывно связаны с мизансценой желания, в которой изначально присутствует запре
Фиксация
Фиксация - сохраняющаяся привязанность человека к определенным объектам и целям, фазам и стадиям развития, образам и фантазиям, способам поведения и удовлетворения, отношениям и конфликтам. В психоанализе понятие фиксации относится к описанию бессознательных процессов, происходящих на различных стадиях психосексуального развития ребенка, имеющих дело с закреплением либидо на определенном сексуальном объекте или сексуальной цели, а также связанных со сосредоточением внимания на травме, регрессией, психическими задержками и нарушениями, вытеснением патогенного материала из сознания человека.

С точки зрения 3. Фрейда, фиксация, ведущая к возникновению невроза, есть не что иное, как остановка частного влечения на ранней ступени психосексуального развития человека. Чем прочнее какая-либо фиксация на пути развития, тем больше вероятность того, что человек может регрессировать до этой фиксации. Регрессия к точкам фиксации легко происходит при определенных видах стресса. Например, ребенок, достигший эдиповой стадии, может под влиянием тревоги вернуться к более ранней оральной или анальной стадии и вести себя соответствующим этим стадиям образом.

Психоаналитическое понимания причин возникновения неврозов включает в себя представление о фиксации и сводится к следующему: сначала имеет место вынужденный отказ от влечения; затем происходит фиксация либидо, теснящая влечение в определенном направлении; и, наконец, наблюдается склонность к психическому конфликту в результате развития Я, которое отвергает такое проявление либидо.
Фобия
Фобия - психологический симптом, характеризующийся избеганием специфических ситуаций или объектов, которые, не будучи объективно опасными, вызывают сильную тревогу. Наиболее распространенными среди них являются зоофобия (страх животных), акрофобия (страх высоты), клаустрофобия (страх закрытых пространств и площадей), агорафобия (страх улиц или открытых пространств).

В понимании Фрейда фобический невроз является фазой в развитии истерии страха, при которой неспецифическая тревога, проявляющаяся чаще всего в форме приступов, связывается со специфическими внешними объектами или ситуациями, избегание которых становится центральным симптомом заболевания. Эти фобические объекты и ситуации отображают бессознательно или символически лежащий в основе психический конфликт и соответствующие детские страхи. Наряду с форму фобического невроза определяют специфические защитные механизмы, такие, как смещение (с одного объекта но другой, например, с отца, вызывающего страх, на какое-либо животное), проекция или экстернализация (например, с внушающего страх сексуального возбуждения на езду на автомобиле). Таким образом, фобия служит трансформации и маскировке бессознательной психологической угрозы.

Потенциально причиной возникновения фобии могут быть любые дериваты агрессивного и сексуального влечений, бессознательно переживаемые как опасные. Этиологическим фактором фобического невроза является, как правило, бессознательный эдипов конфликт.

Когда стабильное фобическое избегание хорошо рационализовано и образует основное, привычное средство противостояния тревоге, то тогда принято говорить о фобическом характере. Если же тревога становится слишком интенсивной, чтобы поглощаться существующей фобической симптоматикой, область иррационального страха и избегания может расшириться и вести к фобическому состоянию, способному на долгое время существенно ограничить активность пациента.
Фрустрация
Фрустрация - состояние, возникающее в результате переживания по поводу невозможности достижения намеченных целей и удовлетворения влечений, крушения планов и надежд.

Фрустрация - психическое состояние, способное привести к возникновению невроза, Фрейд считал, что человек является здоровым, если его потребность любви удовлетворяется реальным объектом, и становится невротиком, если лишается этого объекта, не находя ему заместителя. Другой тип поводов к заболеванию связан с тем, что человек заболевает не вследствие внешнего запрета на удовлетворение его сексуальных желаний, а в силу внутреннего стремления раздобыть себе в действительности соответствующее удовлетворение, когда попытка приспособления к реальности натыкается на непреодолимое внутреннее препятствие. В первом случае заболевают от переживаний, во втором - от хода развития. Невротические заболевания также могут возникать не только вследствие отказа человека от удовлетворения желаний, но и в момент их исполнения, когда он уничтожает возможность насладиться этим исполнением. 3. Фрейд обратил внимание на внутрипсихический конфликт, возникающий под воздействием сил совести, запрещающих человеку извлечь выгоду из счастливо переменившихся внешних условий. Речь шла о фрустрации, которой оказывался подвержен человек, когда его Я вооружается против желания, как только оно приближается к исполнению.
Функция
Форма психической активности или проявление либидо, принципиально остающаяся неизменной в меняющихся условиях.

Юнговская типологическая модель зиждется на четырех психологических функциях: мышлении, чувстве, ощущении и интуиции.

"Меня чуть ли не с упреком спрашивали, почему я говорю ровно о четырех функциях, не больше и не меньше. То, что их ровно четыре, получилось прежде всего чисто эмпирически. Но то, что благодаря им достигнута определенная степень цельности, можно продемонстрировать следующим соображением. Ощущение устанавливает, что происходит фактически. Мышление позволяет нам распознать его значение, чувство рассказывает, какова его ценность, и, наконец, интуиция указывает на возможные "откуда" и "куда", заключенные в том, что в данный момент имеется. Благодаря этому ориентация в современном мире может быть такой же полной, как и определение места в пространстве с помощью географических координат. Четыре функции являются своего рода четырьмя сторонами горизонта, столь же произвольными, сколь и необходимыми. Ничто не мешает сдвинуть точку координат в ту или иную сторону и вообще дать им другие названия. Все зависит от того, как мы договоримся и насколько это целесообразно" (ПТ, пар. 958).

Хотя любой человек располагает всеми четырьмя функциями, одна функция всегда и неизменно более развита и более сознательна, чем все остальные. Здесь лежит начало развития односторонности, способной зачастую приводить к неврозу.

"Как показывает повседневный психологический опыт, есть очень много людей, которые всецело отождествляются со своей направленной функцией ("ценной" функцией); таковы, между прочим, типы, обсужденные здесь. Отождествление с направленной функцией имеет то неоспоримое преимущество, что этим человек лучше всего приспособляется к коллективным ожиданиям и требованиям, и, кроме того, получает еще возможность <...> самоотчуждения от своих подчиненных (неполноценных), не дифференцированных и не направленных функций. К тому же с точки зрения социальной морали "самоотверженность" является особенной добродетелью.

Однако, с другой стороны, отождествление с направленной функцией имеет и крупный минус, а именно дегенерацию индивида. Несомненно, человек в широкой мере способен к механизации, но все-таки не до такой степени, чтобы он мог совсем отказаться от себя, не потерпев от этого вреда. Ибо чем больше он отождествляет себя с одной функцией, тем более он вкладывает в нее либидо и тем более он отвлекает либидо от других функций. В течение довольно долгого времени эти функции выносят значительное отвлечение либидо; но однажды они начинают реагировать. Ибо вследствие того, что либидо отвлекается от них, они понемногу опускаются под порог сознания, их ассоциативная связь с сознанием ослабевает, и от этого они мало-помалу погружаются в бессознательное. Это равносильно регрессивному развитию, именно - возвращению относительно развитой функции на инфантильную и, наконец, на архаическую ступень. А так как человек провел в культивированном состоянии много сотен тысяч лет, то функции архаического характера еще чрезвычайно жизнеспособны у него и легко поддаются новому оживлению. И вот, когда благодаря оживлению либидо известные функции подвергаются дезинтеграции, то в бессознательном начинают функционировать их архаические основы. Такое состояние означает диссоциацию личности, ибо архаические функции не имеют прямых отношений к сознанию, т. е. нет удобопроходимых мостов между сознательным и бессознательным. Поэтому чем далее идет самоотчуждение, тем далее заходит и архаизация обездоленных функций. Вместе с тем возрастает и значение бессознательного. Тогда бессознательное начинает симптоматически расстраивать направленную функцию, и вместе с тем начинается тот характерный порочный круг, который мы находим в целом ряде неврозов: человек пытается компенсировать бессознательно расстраивающие его влияния посредством особых напряжений направленной функции, и это состояние продолжается в известных случаях вплоть до нервного крушения (ПТ, пар. 502).
Уроборос
УРОБОРОС (Uroboros) - универсальный мотив змеи, свернувшейся в кольцо и кусающей свой собственный хвост.

Как символ уроборос предполагает первичное состояние, подразумевающее темноту и саморазрушение, равно как и плодородность, и творческую потенцию. Он отображает этап, существующий между описанием и разделением противоположностей.

В аналитической психологии понятие уробороса используется в качестве основной метафоры для обозначения ранней стадии развития личности. Инстинкт жизни и инстинкт смерти не установлены в своих очертаниях, равно как и любовь и агрессия; половая идентичность не оформлена; нет разницы между едящим и накормленным, есть лишь вечно пожирающий рот. В известной степени это составляет большую часть психической жизни младенца, и эта стадия развития характеризуется как уроборическая.
Цензура
Цензура - психическое образование, функционирующее как преграда между структурами психического аппарата; вытесняющая тенденция, препятствующая осознанию бессознательных влечений человека.

Наиболее ярко действие цензуры проявляется в сновидениях. С точки зрения З.Фрейда, везде, где в явном сновидении есть пропуски, в них виновата цензура: часть содержания сновидения как бы приносится ей в жертву. Кроме того, цензура может использовать и другие средства искажения сновидения. Наряду с пропусками, цензура сновидения способна производить перегруппировку и модификацию его материала. В результате осуществленного ею преобразования явное сновидение становится совершенно непохожим на его скрытые мысли. Искажения в сновидении тем больше, чем хуже отвергаемые цензурой влечения и чем строже требования Сверх-Я. Стало быть, искажение сновидения является следствием цензуры, которая, в понимании 3. Фрейда, осуществляется тенденциями Я против неприличных желаний, шевелящихся в человеке во время сна.

Понятие цензуры использовалось 3. Фрейдом также при обсуждении общей теории неврозов. Используя аналогию с квартирой, систему бессознательного он сравнивал с большей передней; систему предсознательного - с примыкающей к ней более узкой комнатой, гостиной, в конце которой находится сознание. На пороге между обеими комнатами стоит страж, который рассматривает каждое душевное движение и подвергает его цензуре. В случае если какое-то душевное движение ему не нравится, он не пропускает его в гостиную. Отвергнутое стражем душевное движение не способно проникнуть в сознание. Оно становится вытесненным. Этим стражем и является цензура.

Целепредставление
Термин Фрейда, обозначающий то, что направляет ход мыслей – сознательных, предсознательных и бессознательных. На каждом из этих уровней существует определенная целенаправленность, в силу которой мысли выстраиваются в последовательность – не чисто механическую, но детерминированную наиболее значимыми представлениями как точкой притяжения для других представлений. Таковы, например, при сознательном мышлении поставленная задача, а при свободных ассоциациях – бессознательная фантазия. • Фрейд говорит о «целепредставлении» главным образом в своих первых работах по метапсихологии, а именно в «Наброске научной психологии» (Entwurf einer Psychologie, 1895), а также (неоднократно) в главе VII «Толкования сновидений» (Die Traumdeutung, 1900). В этом понятии запечатлено оригинальное содержание фрейдовской концепции психического детерминизма: поток мыслей не может быть недетерминированным, т. е. свободным от каких-либо закономерностей, более того – управляющие этим потоком закономерности не являются чисто механическими, как полагала ассоциационистская психология, согласно которой последовательность ассоциаций подчиняется лишь [принципам] смежности и сходства, что делает совершенно неуместным поиск каких бы то ни было глубоких смыслов. «Каждый раз, когда один психический элемент связан с другим случайной или поверхностной ассоциацией, между ними существует также более надежная и глубокая связь, за которой скрывается сопротивление цензуры» . Термин «целепредставление» свидетельствует, по Фрейду, о том, что ассоциации подчинены какой-то конечной цели. Она обнаруживается явно в случаях сосредоточенного аналитического мышления, при котором всякий выбор направляется поставленной целью, но остается скрытой, хотя и доступной психоанализу, там, где ассоциации развертываются свободно (см.: Свободные ассоциации). Почему Фрейд говорит о целепредставлении, а не просто о ближайших или конечных целях? Этот вопрос возникает прежде всего в связи с бессознательным целеполаганием, и ответ на него такой: дело в том, что эти представления суть не что иное, как бессознательные фантазии. Такая трактовка находит свое обоснование в первых фрейдовских моделях функционирования мышления:, мысль, включая исследовательский поиск, присущий вторичным процессам, возможна лишь постольку, поскольку цель или целепредставление сохраняет свою энергетическую нагрузку, оставаясь той точкой, притяжение которой обеспечивает расчистку или прокладывание вновь ведущих к ней путей. Эта цель – «представление о желании» (Wunschvorstellung), извлекаемое из опыта удовлетворения*
Чувство вины
Чувство вины относится к группе аффектов, включающих в себя страх перед наказанием, как внешним, так и внутренним, чувство раскаяния, угрызения совести и смирение. К страху перед внешним или внутренним наказанием может примешиваться депрессивная убежденность в уже свершенном акте агрессии или нанесении кому-то обиды и неотвратимом возмездии.

Чувство вины, как правило, является неосознанным, он возникает из эдипова комплекса, и чем он был сильнее, тем строже сформированное в психике ребенка Сверх-Я будет давить над Я в качестве бессознательного чувства вины. В процессе анализа одним из основных выражений бессознательного чувства вины является негативная терапевтическая реакция. Мотивы такого парадоксального ухудшения излечения следует искать "в чувстве вины, которое находит свое удовлетворение в болезни и отказывается избавиться от наказания страданием" (З.Фрейд).

Среди механизмов защиты от чувства вины прежде всего отмечают реактивные образования - либо в виде подчеркнутой неагрессивности, либо, наоборот, в виде отсутствия беспокойства по поводу того, что кому-то была нанесена обида и ущемлены чьи-то желания. Другим типом реактивного образования является превращение пассивного поведения в активное (пусть уж другие чувствуют себя виновными, а не я). Посредством проекции человек либо обвиняет других в намерениях или действиях, из-за которых он испытывает вину, или воспринимает других как фигуры немого укора, которые надо устранить или атаковать.

Одна из терапевтических целей психоанализа состоит в понижении уровня притязаний Сверх-Я и раскрытии функций чувства вины, состоящих в проявлении страха неодобрения, защиты от него и защиты от обвинений. Необходимо сперва показать невротику, что он требует от себя невозможного, а затем помочь ему осознать существо его самообвинений, обвинений и достижений.
Чувство стыда
Чувство стыда - широкий спектр болезненных аффектов - замешательство, смирение, унижение, бесчестие, - сопровождающие чувство заброшенности, отвержения, позора или утраты уважения со стороны других. В формировании чувства стыда важную роль играют ранние переживания, связанные с выставлением на всеобщее обозрение, с презрением или разоблачением. Чувство стыда появляется в фазе воссоединения. Оно сопровождается ощущениями слабости, неопрятности и неполноценности, связанными с характерными для этой фазы конфликтами из-за разрыва симбиотических уз, с приучением к опрятности и фантазиями об исчезновении или лишении пениса.

В определенном смысле чувство стыда сопоставимо с тревогой, поскольку оба они представляют собой аффективный сигнал, предостерегающий от исполнения эксгибиционистских желаний и предвосхищающий возможное отвержение со стороны внешнего мира или Сверх-Я. Чувство стыда, таким образом, является защитой от эксгибиционистских желаний, основанной на антиципации отвержения за неправильное поведение.

Важными способами защиты от чувства стыда являются обращение чувств против других людей - отношение к другим (вместо себя) с презрением и свысока - и использование таких аффектов, как пренебрежение, гнев и надменность, которые являются реактивными образованиями против чувство стыда. Внутреннее чувство стыда может быть экстернализировано или спроецировано в виде идей отношения или воздействия извне. Бесстыдство является скорее защитой от чувство стыда, нежели его отсутствием. Бессознательное чувство стыда в анализе может проявляться в виде негативной терапевтической реакции, когда каждый успех должен быть "оплачен" самоуничижением и неудачей.

Шизоидный, шизоидная личность.
Прилагательное шизоидный относится к защитной тенденции к уходу от сложностей интерперсональной реальности к знакомому и упрощенному внутреннему миру объектов.

Люди с шизоидной организацией личности сохраняют чувство безопасности и избегают интимности с другими, боясь оказаться поглощенными ими и спасаясь во внутреннем мире фантазий. Имея конфликт, касающийся близости-дистанции, шизоидные люди выбирают второе, несмотря на свое одиночество, так как близость для них ассоциирована со вредным влиянием на собственное "Я". Возможные конституциональные составляющие включают в себя гиперсензитивность и сопутствующее избегание стимуляции.

В добавление к аутистическому отходу в фантазии (изоляция), шизоид использует и другие "примитивные" защиты, но также показывает и завидные способности к аутентичности и творчеству. Кроме того, шизоидные люди нередко используют проекцию и интроекцию, идеализацию, обесценивание и, в меньшей степени, другие защиты, происходящие из того периода, когда "Я" и другой еще не были полностью психологически дифференцированы. Среди более "зрелых" защит интеллектуализация явно предпочитается большинством шизоидных людей.

Первичный конфликт в области отношений у шизоидных людей касается близости и дистанции, любви и страха. Что касается происхождения шизоидной динамики, то и покушение (соблазнительное или нарушающее границы отношение родителей), и депривация (нетерпеливость, критика) совместно определяют шизоидную проблему: если кто-то одинок или подвергается депривации, а родители доступны только в тех случаях, когда они проявляют себя как неэмпатичные и вторгающиеся, разрастается конфликт "тоска-избегание", "близость-дистанцирование".

Шизофрения
Шизофрения - психическое заболевание, характеризующееся расщеплением личности, рассогласованием психических функций, разрывом между эмоциональным и интеллектуальным состоянием, отстранением от реальности и уходом во внутренний мир фантазмов. Расстройство возникает преимущественно в молодом возрасте (до 45 лет), в острые фазы заболевания характеризуется психотическими симптомами, не обусловленными органическим или аффективным нарушением. Эти симптомы включают в себя бред, галлюцинации, расстройства мышления и восприятия, значительно искажены представления о себе и объектах, не сдерживаются инстинктивные влечения (доминируют агрессивные дериваты), Сверх-Я регрессирует к примитивным и ненадежным уровням, вплоть до выраженных форм искажения реальности.

Между психотическими периодами больные шизофренией избегают близких отношений, хотя часто сохраняются явно нарушенные семейные отношения. Нередко, несмотря на то, что остаются активными некоторые примитивные психические механизмы, пациент может вернуться к более зрелому и интегрированному функционированию. Такие защитные действия, как примитивное отрицание, проекция, изоляция и расщепление, являются характерными для шизофренических индивидов попытками сохранить внутренний контроль и поддерживающие социальные отношения, чтобы избежать психотического регресса в ситуациях стресса.

Одним из препятствий на пути познания шизофреника является его непостижимость с точки зрения нормальной логики мышления и поведения. У шизофреника обнаруживаются различные странности, причуды, переживания, структурированные радикально отличающимся от нормального восприятия способом. Он может играть роль психотика или притворяться таковым. Двусмысленности и притворства типичны для его поведения. Шизофреник часто делает дурака из самого себя и из врача. Любая форма понимания со стороны других может восприниматься им как некая угроза всей его системе защит. Большинство аналитиков считает, что больным шизофренией приносит пользу психотерапия, основанная на психоаналитических принципах, но вместе с тем включающая в себя элементы поддержки и ограничения регрессии, которой можно ожидать от собственно психоанализа. Такая психотерапия обычно проводится в сочетании с психофармакологическим лечением.

Как правило, психоаналитики объясняют шизофрению особенностями раннего развития в семьях, где родители страдают выраженными психопатологическими расстройствами. Вместе с тем однозначного мнения по поводу причин шизофрении нет. Свою роль играют как генетические факторы, так и факторы внешней среды.
Эдипов комплекс
Эдипов комплекс - одно из основных понятий классического психоанализа, использованное 3. Фрейдом для обозначения амбивалентного отношения ребенка к своим родителям. Под эдиповым комплексом понимается проявление ребенком бессознательных влечений, сопровождающихся выражением чувств любви и ненависти к родителям.

Идея Эдипова комплекса была взята З.Фрейдом из трагедии Софокла "Царь Эдип", где повествовалось о несчастной судьбе Эдипа, который, не ведая того, сперва убил своего отца Лая - царя Фив, потом женился на своей матери Иокасте, затем, узнав от оракула о совершенных им непреднамеренных деяниях, ослепил себя.

Наблюдения за детьми и изучение воспоминаний взрослых о своем детстве подвели 3. Фрейда к выводу о всеобщем, универсальном проявлении эдипова комплекса. Мальчик эротически привязан к матери, хочет обладать ею и воспринимает отца как помеху ему в этом; девочка испытывает нежные чувства к отцу и потребность в устранении матери, чтобы занять ее место в отношениях с отцом.

В своем понимании эдипова комплекса 3. Фрейд исходил из того, что бисексуальность (мужское и женское начало) человека приводит к такому положению, когда ребенок может занимать как активную, так и пассивную позицию. Сексуальное предпочтение родителя противоположного пола и ненависть к родителю того же пола составляют, с точки зрения 3. Фрейда, позитивную форму эдипова комплекса. Любовь к родителю того же пола и стремление устранить из жизни родителя противоположного пола характерны для негативной формы этого комплекса. В процессе психосексуального развития ребенка проявляются обе формы, образуя так называемый полный эдипов комплекс. В типичном случае позитивный эдипов комплекс преобладает над негативным при формировании гетеросексуальной ориентации и идентичности хорошо адаптированного взрослого. Однако на бессознательном уровне привязанность девочки к матери, равно как желание мальчика сдаться на милость отца в надежде пассивного обретения мужественности, бесконечной любви и защиты, продолжают оказывать глубокое влияние на психическую жизнь и последующий выбор объекта.

В представлении 3. Фрейда эдипов комплекс проявляется у детей в возрасте от 3 до 5 лет, и перед каждым ребенком встает жизненная задача, связанная с развитием и преодолением этого комплекса. Вытеснение же эдипова комплекса и сохранение его в бессознательном чревато невротизацией ребенка, впоследствии сказывающейся на психических расстройствах взрослого: благополучное преодоление этого комплекса, как правило, не осуществляется основательно, и тогда «пубертатный период вызывает реанимацию комплекса, что может иметь плохие последствия».

3. Фрейд считал, что, несмотря на универсальность эдипова комплекса, развитие и изживание его у мальчика и девочки проходят по-разному. Угроза кастрации и страх мальчика перед возможностью наказания за инцестуозные влечения приводит к отвращению его от эдипова комплекса. Связанные с этим комплексом эротические влечения мальчика десексуализируются и сублимируются, т. е. переключаются на социально приемлемые цели. В случае идеального осуществления этого процесса эдипов комплекс разрушается и упраздняется. Девочка испытывает зависть к тому органу, который у нее отсутствует. Она переходит символическим путем от пениса к ребенку, желает получить его в подарок от отца. Это желание сохраняется на протяжении длительного времени, в результате чего девочка медленно расстается с эдиповым комплексом. В форме желания обладать пенисом и родить ребенка эдипов комплекс девочки долгое время сохраняет свою действенность и способствует подготовке женщины к ее половой роли. Преодоление этого комплекса у девочки связано с угрозой утраты родительской любви.

В процессе гибели эдипова комплекса внешний авторитет родителей как бы перемещается вовнутрь детской психики. Он становится внутренним достоянием ребенка, приводя к образованию такой психической инстанции, как Сверх-Я. Так, по мнению 3. Фрейда, Сверх-Я становится наследником эдипова комплекса. Отныне Сверх- Я выступает в роли недремлющего ока или карающей совести, вызывая у человека чувство вины. По выражению основателя психоанализа, эдипов комплекс оказывается одним из самых важных источников чувства вины, доставляющей особое беспокойство невротикам.

Согласно 3. Фрейду, в эдиповом комплексе завершается инфантильная сексуальность. Кто оказывается не в состоянии нормальным образом пройти эдипову фазу психосексуального развития, тот заболевает неврозом, эдипов комплекс составляет ядро неврозов. На основе этого комплекса возникает, как полагал 3. Фрейд, человеческая культура, связанная с соответствующими нормами и запретами на инцест. В эдиповом комплексе совпадают начало религии, нравственности, морали, социальных институтов общества и искусства.
Экономический (количественный фактор )
Термин "экономический" в психоанализе - это все, что относится к гипотезе, согласно которой психические процессы представляют собой обмен и перераспределение доступной измерению энергии влечений, которая может возрастать, убывать, оставаться неизменной.

В психоанализе часто говорят о так называемой "экономической точке зрения". Так, Фрейд определяет метапсихологию как синтез тpex точек зрения: динамики, топики и экономики. Последняя представляет собой "попытку проследить все превращения отдельных количеств возбуждения и подойти хотя бы к относительной оценке их величины". Экономическая точка зрения предполагает учет нагрузок в их подвижности, количественных изменениях, противоречиях между ними и т.д.. Экономический подход характеризует творчество Фрейда в целом: без учета экономики нагрузок описание психических процессов не может быть полным.

По мнению 3. Фрейда, количественный фактор является решающим не только для возникновения психического заболевания, но и для способности к сопротивлению ему. Исход зависит от того, какое количество неиспользованного либидо человек может оставить свободным и какую часть своего либидо он способен отвести от сексуального объекта и направить в русло сублимационной деятельности. «Конечная цель душевной деятельности, которую качественно можно описать как стремление к получению удовольствия и избегание неудовольствия, с экономической точки зрения представляется задачей справиться с действующим в душевном аппарате количеством возбуждения (массой раздражения) и не допустить его застоя, вызывающего неудовольствие».

Эмпатия
Эмпатия - особый способ восприятия и постижения психологических состояний других людей. Буквально эмпатия означает "вчувствование" в другого человека.

Способность к эмпатии, по-видимому, связана с развитием довербальных взаимодействий между матерью и ребенком, когда желания и потребности совпадают с реакциями на них. Возможность подобных совпадений является важнейшей предпосылкой аналитической практики. Вербальная и невербальная активность пациента, его аффекты во время аналитической работы вызывают у аналитика резонирующие, так сказать, параллельные состояния. Эмпатия, следовательно, представляет собой временную и частичную регрессию Я аналитика, обеспечивающую легко обратимую идентификацию с анализируемым и тем самым служащую аналитическому процессу.

Эмпатия - процесс предсознательный, автоматический и "беззвучный". Она сосуществует с другими, более объективными способами получения информации о чувствах и поведении пациента. Чтобы добиться полного аналитического понимания, непосредственные, эмпатические впечатления должны соотноситься и интегрироваться с другой информацией.

Эмпатия является относительно нейтральной и лишена компонента суждения - в отличие от родственных ей феноменов сострадания и симпатии, от которых ее следует строго отделять. Состраданию и симпатии недостает объективности, они предполагают чрезмерную идентификацию и нередко приводят к появлению фантазий об избавлении.
Энергия свободная, энергия связанная
Энергия свободная, энергия связанная - термины, которые подразумевают, с точки зрения экономической, фрейдовское разграничение первичного и вторичного процессов. При первичном процессе энергия называется свободной и подвижной, поскольку она непосредственно устремляется к разрядке; при вторичном процессе энергия называется связанной, поскольку ее движение к разрядке замедлено и заторможено. В эволюционной перспективе свободное состояние энергии предшествует, по Фрейду, ее связанному состоянию, которое требует большей упорядоченности психического аппарата. Под "свободной" энергией Фрейд подразумевал свободно распространяющуюся, а не свободно преобразующуюся энергию.
Эротизм, эрогенная зона
Основу этих терминов составляет греческое слово "эрос", означающее сексуальную любовь и греческого бога любви одновременно (Фрейд использовал слово "эрос" для обозначения влечения к жизни, а термин "либидо" - для обозначения его энергии). Эротизм является, по сути, эквивалентом сексуальности в самом широком смысле слова, то есть сексуальности, не ограниченной только генитальными функциями.

Эротизм включает в себя способность (эрогенность) к особого рода удовольствию, ощущаемому при ожидании или при возбуждении частей тела во время действий, соответствующих специфическим воспоминаниям и фантазиям, связанным с паттернами возбуждения и реагирования этих частей. Фрейд постулировал эрогенность в качестве количественного фактора, способного усиливаться или ослабевать, а также перемещаться от одной части тела к другой.

Ощущения, чувства, мысли или действия благодаря такой эротогенности, то есть благодаря их способности быть источником сексуального возбуждения, активируют сексуальную систему.

Хотя самые разные восприятия, символы или фантазии могут быть эрогенными, биологически детерминированными компонентами сексуальной системы являются определенные анатомические области тела - эрогенные зоны. Стремление к сексуальному удовлетворению связано с этими частями тела; именно их стимуляция и вызывает сексуальное возбуждение. Какая именно зона будет эрогенной и как она будет функционировать, обусловливается факторами развития и культуры. Любая часть тела (не только оральная, анальная и генитальная зоны) может катектироваться вторично и становиться эрогенной зоной. Обычно становятся эрогенными те части или области тела, которые обеспечивали удовлетворительный контакт с матерью благодаря вниманию, заботе и стимуляции с ее стороны. Генитальная эрогенная зона связана с объединением частных влечений в некое единое целое, оказывающееся действенным на более зрелом, генитальном этапе развития человека.

Я
Под Я (эго) 3. Фрейд понимал как особую психическую инстанцию, так и личность в целом. Если рассматривать человеческую психику под углом зрения функционирования в ней трех инстанций (сфер, частей, элементов) - Оно, Я и Сверх-Я, то Я - это такая психическая инстанция, которая стремится осуществить контроль над всеми процессами, протекающими в человеческой психике. Его психологическая функция состоит в приведении хода событий в Оно на более высокий уровень, его конструктивная функция заключается в регулировании между запросом инстинкта и действием.

Рассматривая взаимоотношения между Оно и Я, 3. Фрейд исходил из того, что Я является измененной частью Оно. В функциональном отношении Я - представитель внешнего мира. Если в своей деятельности Оно руководствуется принципом удовольствия, то Я старается заменить его принципом реальности. Оно - безрассудно. Я характеризуется осмотрительностью. 3. Фрейд сравнивал Я и Оно с тем положением, которое занимает всадник по отношению к коню. Всадник (Я) должен обуздать превосходящего его по силе коня (Оно). Всадник определяет цель, конь дает энергию для движения. В идеале между ними наблюдаются согласованные действия. Однако нередко всаднику не остается ничего иного, как вести коня туда, куда непослушный конь хочет направиться. Я идет на поводу Оно, хотя и полагает, что движение совершается им по собственной воле.

В Я не только самое глубокое, но и самое высокое может быть бессознательным. Речь идет о выделении в Я как личности еще одной ступени, инстанции, которую основатель психоанализа назвал Сверх-Я. Я черпает Сверх-Я из Оно. Это Сверх-Я царит над Я как совесть, как бессознательное чувство вины. Сверх-Я противостоит Я как представитель внутреннего мира Оно. Стало быть, конфликты между Я и Сверх-Я отражают противоположность внешнего и внутреннего мира, телесного и психического.

Между Оно, Я и Сверх-Я устанавливаются сложные отношения. Я обороняется от многочисленных требований Оно, направленных на удовлетворение бессознательных желаний человека. Я обороняется также и от укоров карающей совести, т. е. от суровых требований Сверх-Я. Но т. к. ему удается подавить только грубые посягательства со стороны Оно и Сверх-Я, то в Я наблюдаются бесконечные терзания по поводу своего бессилия. Таким образом, Я как бы «не является хозяином в своем собственном доме». С точки зрения 3. Фрейда, Я - это несчастное существо. Я страдает, поскольку подвергается опасностям и испытывает угрозы с трех сторон. Я подвергается воздействию со стороны внешнего мира, сексуальных влечений Оно и суровости Сверх-Я. Это означает, что Я оказывается «слугой трех господ».

Я реагирует на исходящие со всех сторон опасности проявлением страха. Так, согласно 3. Фрейду, если Я признает свою слабость, то в нем возникает страх - реальный страх перед внешним миром, страх совести перед Сверх-Я, невротический страх перед силой страстей в Оно. Стало быть, Я представляет собой очаг страха, способствующего его расщеплению и возникновению психических расстройств.

Терапевтические усилия психоанализа направлены на укрепление силы Я. В процессе психоаналитического лечения выявляются скрытые влечения Оно и строгие требования Сверх-Я. Выявленные с помощью психоаналитической техники бессознательные влечения и требования предстают перед сознанием человека. Тем самым открываются возможности для их осознания. Психоанализ нацелен на то, чтобы сделать Я более независимым от Оно и Сверх- Я. Поскольку Оно и Сверх-Я являются сосредоточением бессознательного, то их содержание необходимо перевести в сознание. Иными словами, там, где было Оно, должно стать Я. Такова, по словам 3. Фрейда, одна из основных задач психоанализа.

В конечном счете психоаналитическая терапия направлена на обогащение Я человека из его собственных глубин. Психоаналитик стремится к тому, чтобы предоставить Я пациента ранее недоступную ему энергию, которая из-за вытеснения лежит связанной в бессознательном, а также ту энергию, которую его Я непродуктивно растрачивало на поддержание вытеснений и других защитных механизмов. Что касается исхода лечения, то, как считал 3. Фрейд, многое зависит от того, насколько прочно и глубоко укоренены сопротивления изменению Я.
Я-идеал (Эго-идеал)
Я-идеал (Эго-идеал) - понятие, введенное 3. Фрейдом и используемое в психоаналитической литературе для описания внутрипсихического образования, оказывающего воздействие на мышление и поведение человека.

Я соотносилось с отходом от первичного нарциссизма, а опыт всемогущества - с воплощением Я-идеала. Невротик ищет пути возвращения к нарциссизму и избирает себе по нарциссическому типу сексуальный идеал, обладающий недосягаемыми для него качествами. С точки зрения некоторых психоаналитиков Я-идеал является бессознательным нарциссическим образованием, отличающимся от идела-Я, который представляет собой, по сути дела, психическую инстанцию Сверх-Я. К. Хорни ввела в свои психоаналитические построения представление об идеализированном образе, вбирающем в себя психические содержания, ранее описанные 3. Фрейдом в терминах Я-идеала, нарциссизма и Сверх-Я. По ее мнению, идеализированный образ заменяет собой реальную уверенность человека в себе и его реальную гордость, которые в случае заболевания оказываются подмененными невротическим, искусственным раздуванием ощущения своей значимости и могущества.
Я - удовольствие - я -реальность
Термины, которыми Фрейд обозначает становление отношений субъекта к внешнему миру и его доступа к реальности. Эти термины всегда противопоставляются друг другу, но понимаются при этом столь различно, что дать их однозначное определение не представляется возможным, причем из-за перекрещивания значений невозможно вычленить и нескольких различных определений. • Противопоставление между Я-удовольствием и Я-реальностью было развито Фрейдом преимущественно в работах «О двух принципах функционирования психики» (Formulierungen ьber die zwei Prinzipien des psychischen Geschehens, 1911), «Влечения и судьбы влечений» (Triebe und Triebschicksale, 1915), «Отрицание» (Die Verneinung, 1925). Прежде всего отметим, что эти тексты, написанные в различные периоды творчества Фрейда, тесно связаны друг с другом: переход от первой топики ко второй не вызывает никаких изменений в определении Я. 1) В работе «О двух принципах функционирования психики» противоречие между Я – удовольствием и Я – реальностью связано с противоречием между принципом удовольствия* и принципом реальности*. Здесь Фрейд использовал понятия Я – удовольствие и Я – реальность для описания эволюции влечений Я*. Влечения, которые поначалу соотносились с принципом удовольствия, постепенно все больше подчиняются принципу реальности, хотя этот процесс идет медленнее в случае сексуальных влечений (которые вообще трудно поддаются «обучению»), нежели в случае влечений Я. «Подобно тому, как удел Я – удовольствия – испытывать желания, стремиться к удовольствию и избегать неудовольствия, так удел Я – реальности – стремиться к полезному и защищаться от вредного» (1). Отметим, что Я здесь в сущности рассматривается под углом зрения влечений, призванных снабжать его энергией; Я- удовольствие и Я – реальность – это не две различные формы Я, но скорее два способа функционирования влечений Я: сообразно принципу удовольствия и сообразно принципу реальности. 2) Во «Влечениях и судьбах влечений» во главу угла ставится также возникновение этих двух принципов, однако речь не идет ни об их сорасчленении, ни об эволюции влечений Я, но скорее о возникновении самого противопоставления между субъектом (Я) и объектом (внешний мир) в связи с противопоставлением между удовольствием и неудовольствием. На этом пути Фрейд выделяет два этапа: на первом субъект «… сливается с тем, что ему приятно, а внешний мир – с тем, что ему безразлично» (2а); на втором этапе субъект и внешний мир (приятное) вместе противопоставляются тому, что неприятно. На первом этапе субъект выступал как Я – реальность, на втором – как Я – удовольствие: последовательность терминов здесь обратна той, что мы видим в «Двух принципах функционирования психики», причем и сами термины (в особенности Я – реальность) понимаются иначе: противопоставление между Я – реальностью и Я – удовольствием здесь возникает раньше принципа реальности, так что переход от Я – реальности к Я – удовольствию «…направляется принципом удовольствия» (2b). Фрейд пользовался выражением «изначальная Я – реальность», поскольку «…оно отличает внутреннее от внешнего посредством надежного объективного критерия (2с), и это можно понять так: изначально объективная позиция состоит в том, что субъект, испытывая чувства удовольствия и неудовольствия, не пытается представить их как свойства внешнего мира, который сам по себе нейтрален». Как же строится Я – удовольствие? Субъект, как и внешний мир, расщеплен на приятную и неприятную* части. На этой основе происходит новое расчленение, в результате которого сам субъект сливается с тем, что ему приятно, а мир – с тем, что неприятно. Это расчленение происходит путем интроекции* той части объектов внешнего мира, которые порождают удовольствие, и проекции* (выноса вовне) всего того, что причиняет неудовольствие. Вследствие этой новой позиции субъекта Я – удовольствие предстает в «очищенном» от всего неприятного виде. Таким образом, во «Влечениях и судьбах влечений» понятие Я – удовольствие означает не только Я, управляемое принципом неудовольствие – удовольствие, но и Я, отождествляемое с приятным в противоположность неприятному. В этом случае здесь опять-таки противополагаются два этапа эволюции Я, только на этот раз они определены изменениями границ и содержания Я. 3) В «Отрицании» Фрейд по-прежнему пользовался разграничением между Я – удовольствием и Я – реальностью, развивая тот же подход, что и во «Влечениях и судьбах влечений»: как строится противоположность между субъектом и внешним миром? Само выражение «изначальная Я – реальность» больше не используется, хотя Фрейд вряд ли отказался от этой мысли: ведь он по-прежнему считал, что субъект изначально имеет доступ к объективной реальности: «С самого начала представление выступает как ручательство за реальность представленных предметов» (ЗЬ). На втором этапе Я – удовольствие описывается в тех же понятиях, что и во «Влечениях и судьбах влечений»: «Изначальное Я – удовольствие […] стремится включить в себя все хорошее и выбросить из себя все плохое. Поначалу плохое, чуждое Я и находящееся вне Я для него тождественны» (Зb). «Я – реальность в окончательной форме» должна была бы соответствовать третьему этапу, на котором субъект стремится найти реальный объект, соответствующий его представлению об объекте, ранее приносившем удовольствие и затем утраченном (см.: Опыт удовлетворения); именно на это опирается испытание реальности*. Этот переход от Я – удовольствия к Я – реальности зависит, как это показано в работе «О двух принципах функционирования психики», от установления принципа реальности. Противоположность между Я – удовольствием и Я – реальностью никогда не включалась в метапсихологические взгляды Фрейда и особенно в его теорию Я как инстанции психического аппарата. Если бы это удалось сделать, это позволило бы разрешить многие трудности психоаналитической теории Я. В самом деле: 1) взгляды Фрейда на эволюцию Я – удовольствия – Я – реальности представляют собой попытку наметить момент перехода (быть может, мифического) или скорее путь развития от биопсихологического индивида (сходного, как мы полагаем, с изначальной Я – реальностью, о которой говорит Фрейд) к Я как отдельной инстанции. 2) По Фрейду, механизмом такого перехода служат простейшие психические операции интроекции и проекции, посредством которых создаются границы Я, предполагающие расчленение внутреннего и внешнего. 3) Помимо того, заслуга фрейдовского подхода в том, что он развеял обременительную для психоаналитической теории путаницу вокруг таких понятий, как «первичный нарциссизм»*, в котором нередко видели некое изначальное состояние, во время которого индивид не имел никакого, пусть даже самого ограниченного, доступа к внешнему миру