Меню
Термины "Л-О"
Латентный период
Латентный период - этот термин применяется для описания психических проявлений (в норме) в интервале между шестым и двенадцатым годами жизни (после формирования и угасания Эдипова комплекса до пубертата). В этом возрасте поведение детей выравнивается, они легко поддаются влиянию и обучению.

Фрейд полагал, что энергия сексуального возбуждения в латентный период используется для достижения несексуальных целей, таких, как развитие защит от сексуальных импульсов, развитие социальных чувств и сублимационной активности.

Более современной, однако, представляется точка зрения, согласно которой структурное развитие в этот период является результатом интроективно-проективных механизмов, а организация защитных механизмов - следствием равновесия между защитами и влечениями. В таком относительно гармоничном психическом состоянии ребенок получает возможность направлять внимание на внешний мир, развивать психические, когнитивные и социальные навыки контактов с богатством воспринимаемых объектов. Подобная деятельность предоставляет разнообразные возможности для удовлетворения, снижающие давление сексуальной активности. Однако, несмотря на относительное успокоение эротических потребностей, мастурбационная активность и сопряженные с ней фантазии не исчезают, оставаясь важным фактором, поддерживающим стабильность ребенка в средней и поздней фазах латентного периода.

Либидо
Либидо - это энергия, которую Фрейд считает подосновой всех преобразований сексуального влечения в том, что касается его объекта (смещение энергетических нагрузок), его цели (например, сублимация) и источника сексуального возбуждения (разнообразие эрогенных зон).

В определении Фрейда: "Слово "либидо" взято из теории аффектов. Оно обозначает количественную (хотя в данный момент и недоступную измерению) сторону энергии влечений, связанных с тем, что понимается под словом "любовь".

Поскольку сексуальное влечение осуществляет давление, Фрейд определяет либидо как энергию этого влечения. Именно этот количественный аспект преобладает и в более поздней "теории либидо" с ее опорой на понятия нарциссизма и Я-либидо. Согласно этой теории, первоначально либидо концентрируется на собственном Я (первичный нарциссизм), впоследствии часть либидо переносится на объекты (объект-либидо), но этот перенос может быть не окончательным, в результате чего либидо может вновь обратиться внутрь (вторичный нарциссизм).

Мазохизм
Мазохизм - склонность к поиску физических или психических страданий для достижения сексуального возбуждения и удовлетворения. При этом мазохизм рассматривается и как условие, и как источник удовольствия.

Фрейдом выделены три формы мазохизма: эротогенная, женская и моральная. Первая из них, по мнению Фрейда, обусловлена биологически и конституционально. Женская форма получила такое название потому, что, хотя она проявляется как у женщин, так и у мужчин, сопровождается фантазиями, помещающими человека в типично женскую ситуацию кастрированного, становящегося объектом вторжения и дающего жизнь ребенку субъекта. Моральный мазохизм включает основанную на чувстве вины бессознательную потребность в наказании, способствующую формированию невротической симптоматики либо бессознательно собственноручно спровоцированному страданию от несчастных случаев, финансовых потерь, плохих отношений, неудач или позора. При этой форме теряется видимая связь с сексуальным объектом, однако Фрейд утверждал, что место садистского объекта здесь занимает Сверх-Я.

Моральный мазохизм - первичное свойство мазохистского характера или поведенческого мазохизма, хотя к последнему обычно относят также депрессивные настроения и склонность жаловаться на свое положение жертвы судьбы и недоброжелателей. Человек, ведущий себя мазохистически, терпит боль и страдает в сознательной или бессознательной надежде на некоторое последующее благо.

Истоки проблемы мазохизма лежат в проблемах неразрешенной зависимости и в страхе остаться в одиночестве - "Не оставляйте меня; в ваше отсутствие я нанесу себе вред". Другая причина может лежать в том, что в детстве их сильно поощряли за то, что они мужественно терпели несчастья.

Мазохистические личности (как и депрессивные), используют в качестве защиты интроекцию, обращение против себя и идеализацию. Кроме этого - отреагирование вовне образом, в котором заложен риск нанесения ущерба самому себе. Моральные мазохисты используют морализацию, чтобы справиться со своим внутренними переживаниями.

Мания
Мания - патологическое психическое состояние, обычно представляющее фазу маниакально-депрессивного заболевания (расстройства, характеризующегося чередованием фаз депрессии и мании). Мания характеризуется неадекватно высоким душевным подъемом, гиперактивностью, а завышенная самооценка часто обогащается паранойяльным представлением о своем величии. Люди, наделенные маниакальным характером, обладают депрессивной оранизацией, которая нейтрализуется посредством защитного механизма отрицания. Подъем настроения и завышенная самооценка не соответствуют реальности, поскольку в действительности индивид переживает (обычно бессознательно) чувство утраты и крушения. Индивид находится в состоянии "великолепного" самочувствия, отрицая в своем воображении реальность травматических переживаний, как настоящих, так и имевших место в прошлом. Таким образом пациент противодействует стоящей за его состоянием депрессии - но с большими потерями для самосознания и критичности и лишь временно, поскольку эпизоды мании неизбежно уступают место депрессивным.

Кроме отрицания (которое может проявлятся в трансформировании в юмор событий, которые тревожат большинство людей) маниакальные люди используют отреагирование, которое может выражаться бегством от ситуаций, угрожающих потерей, сексуализацией, алкоголизацией и т.д., обесценивание, всемогущий контроль (в психотическом состоянии).

В личных историях маникальных людей даже более часто, чем у депрессивных, обнаруживаются паттерны повторных травматических сепараций без какой-либо возможности пережить этот опыт и при пренебрежительном отношении родителей к их эмоциональному значению

Метапсихология
Метапсихология - термин, используемый Фрейдом для обозначения подхода к явлениям, лежащим за пределами сознательных переживаний, буквально - "за психологией" - в том смысле, в котором психология понималась и применялась в его время. Метапсихология разрабатывает совокупность концептуальных моделей, более или менее удаленных от опыта, например изобретает идею психического аппарата, подрасчлененного на несколько инстанций, теорию влечений, концепцию процесса вытеснения и т.д.

Метапсихология условно представлена пятью широкими системами или подходами: динамическим, экономическим, структурным, генетическим и адаптивным. Первые три принадлежат Фрейду. Последние два имплицитно содержатся в его работах, а также представлены в работах поздних теоретиков психоанализа.

Динамический подход постулирует наличие в психике направленных психических "сил", каждая из которых имеет источник, величину и объект. Этот подход дает возможность теоретических рассуждений о побуждении и конфликте (например, между инстинктивными влечениями и ограничениями).

Экономический подход предполагает распределение в психическом аппарате психической энергии, для рассмотрения чего предлагаются теоретические рассуждения о возбуждении и формах и природе разрядки. Существенными для данного подхода являются представления о количестве и сущности энергий, порогах, законах аккумуляции и разрядки.

Структурный подход постулирует, что повторяющиеся и стойкие психические феномены обретают в психике более или менее организованную репрезентацию и что можно охарактеризовать природу этих репрезентаций. Они включают черты характера, защиты, навыки, моральные нормы, установки, интересы, воспоминания, идеалы.

Генетический подход обеспечивает концептуализацию временных параметров интрапсихических феноменов. Главное внимание уделяется прогрессивному развитию от младенчества до взрослого возраста; при этом считается, что понимание психики взрослого невозможно без знания фактов и обстоятельств его детства.

Адаптивный подход предполагает изучение межличностных и социальных феноменов, влияющих на психику индивида или испытывающих влияние с ее стороны.

Фрейд рассматривал свои теории как своего рода концептуальные "строительные леса", подлежащие перестройке в соответствии с новыми наблюдениями и дедуктивными заключениями. Несмотря на противоречивость, отчасти вследствие отдаленности от клинических наблюдений, метапсихология рассматривается большинством аналитиков как необходимая, полезная и гибкая теоретическая система.

Механизмы защиты
Различные типы операций, характерные для психологической защиты. Основные механизмы различаются по типу возникающего душевного расстройства, по зависимости от той или иной генетической стадии, по степени обработки защитного конфликта и пр. Принято считать, что защитными действиями руководит Я, однако, с теоретической точки зрения, неясно, всегда ли включение защитных механизмов требует опоры на сформировавшееся Я.

• Поначалу понятие механизма обозначало у Фрейда особые сцепления психических явлений, способные стать объектом наблюдения и научного исследования – ср. подзаголовок «Предварительного сообщения» (Vorlдufige Mitteilung, 1893) Брейера и Фрейда – «О психическом механизме истерических явлений» (Ьber den psychischen Mechanismus hysterischer Phдnomene). В период, связанный с разработкой понятия защиты как основы истерических явлений (см.: Истерия защиты), Фрейд пытался одновременно уточнить роль защиты в других психоневротических расстройствах: «…различные невротические расстройства обусловлены действиями Я, его стремлением освободиться от [своей] несовместимости [с тем или иным представлением]» (1). В «Дальнейших замечаниях о психоневрозах защиты» (Weitere Bemerkungen ьber die Abwehr-Neuropsychosen, 1896) Фрейд разграничивает механизмы истерической конверсии, навязчивого замещения, параноидной проекции. Понятие «механизм» периодически возникает на протяжении всего творчества Фрейда. Например, в метапсихологических сочинениях 1915 г. понятие «защитного механизма» употребляется в двух различных смыслах: оно обозначает либо всю совокупность защитных процессов, свойственных тому или иному неврозу (2), либо использование той или иной «судьбы влечения» (например, вытеснения, обращения на себя, обращения в свою противоположность (3)) с целью защиты. В «Торможении, симптоме, страхе» (Hemmung, Symptom und Angst, 1926) «возрождение старого понятия защиты» (4а) обосновывается у Фрейда ссылкой на необходимость более широкого понятия, включающего в себя наряду с вытеснением и другие «методы защиты». При этом подчеркивается возможность установления «тесной внутренней связи между отдельными формами защиты и определенными видами расстройств» и высказывается предположение о том, что «психический аппарат – еще до четкого разграничения между Я и Оно, до образования Сверх-Я – уже использует методы защиты, отличные от тех, что свойственны более высоким стадиям организации» (4Ь). Хотя сам Фрейд, по-видимому, недооценивал наличие подобных мыслей в своих ранних сочинениях, несомненно, что после 1926 г. изучение защитных механизмов стало важной темой психоаналитического исследования, особенно в работах Анны Фрейд. На конкретных примерах она показала разнообразие, сложность, пределы применения защитных механизмов, подчеркивая, что для защиты могут использоваться весьма различные виды действий (фантазирование, интеллектуальная деятельность), что защита может направляться не только против влечений, но и против всего того, что вызывает тревогу (эмоции, некоторые особые ситуации, требования Сверх-Я и пр.). Не претендуя на исчерпывающий и систематический подход, Анна Фрейд перечисляет следующие защитные механизмы: вытеснение*, регрессия*, реактивное образование*, изоляция*, отмена некогда бывшего*, проекция*, интро-екция*, обращение на себя*, обращение в свою противоположность*, сублимация*. Существуют и другие приемы защиты. В этой связи Анна Фрейд называла также отрицание посредством фантазирования, идеализацию*, идентификацию с агрессором* и пр. М. Кляйн описывала в качестве простейших видов защиты расщепление объекта*, проективное (само)отождествление*, отказ от психической реальности, претензию на всевластие над объектами и пр. * Более широкое употребление понятия защитного механизма порождает ряд проблем. Можно ли назвать операциональным понятие, которое объединяет столь различные действия, как, скажем, рационализация*, основанная на сложных интеллектуальных механизмах, и обращение на себя* в качестве «судьбы» влечения, которое называют одним и тем же словом, и собственно навязчивое поведение (например, отмена некогда бывшего), и поиск средств «отработки», допускающий некоторые виды сублимации (см.: Механизмы отработки)? Говоря о «механизмах защиты Я», многие авторы обращают внимание на важные различия: «Наряду с такими приемами, как изоляция, отмена некогда бывшего, мы находим здесь и процессы, связанные с влечениями, такие, как регрессия, обращение в свою противоположность, обращение на себя» (5а). Но тогда необходимо показать, что один и тот же процесс развертывается на разных уровнях: например, интроекция, которая поначалу выступает как особое отношение влечения к своему объекту, находит свой телесный прообраз в инкорпорации и может вторично использоваться Я в процессе защиты (ср. маниакальная защита). Нельзя упустить из виду и другое важнейшее теоретическое разграничение – то, что выделяет вытеснение среди всех других видов защиты. Фрейд неустанно подчеркивал эту особенность и Даже утверждал, что вытеснение есть лишь разновидность защиты (6). И дело здесь, по мнению Анны Фрейд, не в том, что вытесение – это, по сути, постоянная противонагрузка, «наиболее эффективный и одновременно наиболее опасный механизм защиты», но в том, что именно вытеснение создает бессознательное как таковое (см.:Вытеснение). Было бы неверно, положив в основу теории понятие защиты Я, противопоставить ему требования чистого влечения, принципиально чуждого всякой диалектике: «Если бы не давление Я или представляемых им внешних сил с их требованиями, судьба всех влечений сводилась бы лишь к одному – к удовлетворению» (5b). При таком подходе влечение оказалось бы всецело положительной силой, лишенной каких-либо следов запрета. Но разве механизмы первичного процесса – смещение, сгущение и пр., – предполагающие упорядоченную игру влечений, не противоречат такому пониманию?
Навязчивые действия
Навязчивые действия - это совершаемые человеком регулярные действия ( (беспрестанное мытье рук, отход ко сну с устранением всего того, что может упасть и разбиться, постоянная проверка замков и запоров, изнуряющие диеты, привычка к странным и бессмысленным поступкам), значения которых он не осознает и от которых не может освободиться даже в том случае, когда они воспринимаются им как доставляющие беспокойство и страдание.

На первый взгляд кажется, что подобные действия являются простыми формальностями, лишенными всякого смысла и значения, но они во всех своих деталях полны смысла, отвечают важнейшим интересам личности, выражают ее постоянные переживания. По мнению 3. Фрейда, психоаналитические исследования позволяют выдвинуть утверждение, что навязчивые действия проистекают из интимной, большей частью сексуальной, жизни человека.

Совершаемые больными безобидные, незначительные навязчивые действия могут стать продолжительными и превратиться в почти неразрешимые проблемы. Навязчивые действия частично являются защитой человека от грозящей ему опасности, частично объясняются необходимостью обороны против искушения. В целом компромиссный характер навязчивых действий выступает в форме невротических симптомов. Благодаря аналитической работе раскрывается, что навязчивые действия служат для проявления бессознательных мотивов и представлений.

Нагрузка
Экономическое понятие: приложение некоторой психической энергии к представлению или группе представлений, к части тела, к предмету и пр. • На французский язык принято переводить Besetzung как «investissement» (иногда – «occupation»). По этому поводу необходимо отметить следующее. Немецкий глагол besetzen имеет много значений, среди которых – занятие места или в военном смысле – оккупация города, страны (франц. occuper). По-французски слово investissement означает, с одной стороны, в языке военного дела, факт окружения, оцепления (а вовсе не занятия) места, а в финансовом языке – вложение капитала в предприятие (именно этот последний смысл теперь преобладает в обыденном языковом сознании). Таким образом, немецкий и французский термины не вполне соответствуют друг другу: французский термин побуждает к сопоставлению «экономики» во фрейдовском смысле с тем, о чем идет речь в собственно экономической науке. Термин Besetzung употреблялся Фрейдом постоянно, хотя его значение и роль менялись на различных этапах фрейдовской мысли. Он появился в 1895 г. в «Исследованиях истерии» [Studien ьber Hysterie] и в «Наброске научной психологии» [Entwurf einer Psychologie], однако такие близкие ему понятия, как «сумма возбуждения», «аффективная ценность», употреблялись и раньше (1893,1894). Так, в предисловии к работе Бернгейма «Внушение и его терапевтическое применение» (Die Suggestion und ihre Heilwirkung, 1888–1889) Фрейд говорил о перемещении очагов возбудимости в нервной системе (Verschiebungen von Erregbarkeit im Nervensystem). Эта гипотеза имеет одновременно и клинические, и теоретические истоки. С клинической точки зрения, лечение неврозов, особенно истерии, привело Фрейда к мысли о фундаментальном различии между «представлениями» и «квантом аффекта»* как нагрузкой этих представлений. Именно поэтому воспоминание о важном событии в истории пациента может восприниматься безразлично, а неприятный или даже мучительный опыт может связываться с вполне нейтральным событием, а вовсе не с тем, которое изначально породило неудовольствие (смещение, «ложная связь»). В «Очерках об истерии» Фрейд описывал процесс лечения как процесс восстановления связи между различными представлениями, а тем самым и восстановления отношения между воспоминанием о событии-травме и аффектом – процесс, в результате которого происходит аффективная разрядка (отреагирование). Вместе с тем исчезновение соматических симптомов при истерии совпадает с выявлением вытесненного аффективного опыта, и потому можно предположить, что возникновение симптома связано с превращением психической энергии в «энергию иннервации». Все эти факты, в особенности связанные с конверсией*, основаны на принципе сохранения нервной энергии, способной принимать различные формы. Эта концепция последовательно проводится в «Наброске научной психологии», где функционирование нервного аппарата представлено через энергетические изменения внутри нейронной системы. В этом тексте слово Besetzimg обозначает как действие, связанное с нагрузкой или зарядом нейрона (или системы нейронов), так и его результат, т. е. величину этой энергетической нагрузки, в особенности – покоящейся энергии (1). В дальнейшем Фрейд отказался от неврологических схем, связав понятие энергетической нагрузки с действием «психического аппарата»*. Так, в «Толковании сновидений» (Die Traumdeutung, 1900) показано распределение энергетической нагрузки между различными психическими системами. Так, система бессознательного основана на разрядке накопившегося возбуждения; система предсознания нацелена на торможение этого процесса, недопущение непосредственной разрядки и предполагает вложение небольших количеств энергии в деятельность мысли, направленной на изучение внешнего мира: «я утверждаю, что в целях эффективности вторая система удерживает большую часть энергетической нагрузки в состоянии покоя и динамически использует лишь малую ее часть» (2а) (см.: Энергия свободная – Энергия связанная). Во всяком случае, очевидно, что пересмотр тезисов «Наброска научной психологии» вовсе не означает, что Фрейд полностью отказался от понятия нервной энергии. «При серьезном подходе к этому вопросу, – отмечает Фрейд, – следовало бы искать физические аналогии, пролагая путь представлению движения как процесса возбуждения нейронов» (2b). Разработка понятия влечения дает ответ на вопрос, не решенный в рамках экономических представлений «Толкования сновидений»: энергетическая нагрузка есть не что иное, как энергия влечений, которая порождается внутренними источниками и постоянно побуждает психику к преобразованиям. Именно поэтому «либидинальная нагрузка» – это не что иное, как нагруженность энергией сексуальных влечений. Во второй теории психического аппарата источником всех нагрузок становится Оно – полюс влечений в личности. Из этого источника черпают энергию все другие психические инстанции. Понятие нагрузки, как, впрочем, и «большинство других экономических понятий, составляет часть концептуального аппарата Фрейда, но не получает строгой теоретической разработки. Это относится и к тем понятиям, которые были заимствованы „молодым Фрейдом" у повлиявших на него нейрофизиологов (Брюкке, Мейнерти пр.). Отсюда – затруднения читателя, который ищет у Фрейда ответа на ряд вопросов: 1) в самом употреблении понятия нагрузки есть двусмысленность, которая не устраняется психоаналитической теорией. Чаще всего оно имеет метафорический смысл, обозначая аналогию между работой психики и функционированием нервного аппарата, рассматриваемым с энергетической точки зрения. Когда речь идет о нагрузке представления, психологические операции определяются в языке, упорно порождающем аналогию между физическим механизмом и психической нагруженностью (нагрузка нейрона или, например, энграммы). Напротив, когда речь вдет о нагрузке объекта в противоположность нагрузке представления, понятие психического аппарата как закрытой системы, построенной по аналогии с нервной системой, уже не может служить нам опорой. Так, можно говорить о заряде представления, о том, что его судьба зависит от изменения этого заряда, тогда как нагрузка реального объекта, имеющего независимое существование, не может иметь такого „реалистического" смысла. Неясность обнаруживается и в таком понятии, как „интроверсия" (переход от нагрузки реального объекта к нагрузке воображаемого, внутрипсихического объекта): помыслить идею сохранения энергии при таком переносе довольно трудно. Некоторым психоаналитикам кажется, что использование таких понятий, как „нагрузка", дает им, хотя бы в принципе, объективную гарантию связи между динамической психологией и нейрофизиологией. В самом деле, говоря о „нагрузке органа", „нагрузке перцептивного аппарата", мы думаем, будто этот нейрофизиологический язык обеспечивает переход от психоаналитических теорий к нейрофизиологическим. На самом же деле речь вдет здесь не о переходе, а всего лишь о переносе нейрофизиологической теории на другую область. 2) Другая сложность возникает при попытках связать понятие нагрузки с понятиями фрейдовской топики. С одной стороны, считается, что любая энергетическая нагрузка порождается влечениями; с другой стороны, однако, говорят о том, что каждая психическая система имеет свою особую нагрузку. Эта трудность проявляется особенно ярко в случае так называемой бессознательной нагрузки. В самом деле, если считать, что эта нагрузка имеет либидинальную природу, она предстанет как сила, подталкивающая нагруженные энергией представления к осознанию и движению. Правда, Фрейд нередко говорит о бессознательной нагрузке как о связующей силе, присущей системе бессознательного и способной притягивать к нему представления: особенно велика роль этой силы в процессе вытеснения. Возникает впечатление, что термин „нагрузка" обозначает разнородные понятия (3). 3) Можно ли ограничить понятие нагрузки у Фрейда областью экономики? У Фрейда оно означает положительную нагрузку объекта или представления. Однако разве это понятие не имеет более широкого смысла на уровне описания и клинического опыта? В личном мире субъекта вещи и представления обладают значениями, упорядочивающими все поле восприятия и поведения. С одной стороны, эти значения могут быть столь различными, что даже помыслить возможность их взаимозаменяемости невозможно. С другой стороны, оказывается, что некоторые объекты, обладающие для субъекта значениями, оказываются носителями не положительной, а отрицательной нагрузки: например, объект страха (фобический объект) вовсе не лишен нагрузки – напротив, он сильно „нагружен" как то-чего-следует-избегать. Иногда возникает желание отказаться от этого „экономического" языка и перевести фрейдовское понятие нагрузки в план феноменологии с ее излюбленными понятиями – интенциональности, объекта-ценности и пр. К тому же научный язык Фрейда подчас подкрепляет такую точку зрения. Например, в написанной по-французски статье „Некоторые соображения к сравнительному изучению двигательных параличей органического и истерического происхождения" (1893) Фрейд использует в качестве взаимозаменяемых такие выражения, как „квант аффекта" (Affektbetrag) и „аффективная ценность" (4). В других текстах „нагрузки" – это не столько определенные количества доступной измерению либидинальной энергии, сколько качественно различные аффективные побуждения: например, для младенца, лишенного матери, мать несет нагрузку его „томительного влечения" (Sehnsuchtbesetzung) (5). * Каковы бы ни были трудности, связанные с понятием нагрузки, психоаналитикам вряд ли можно без него обойтись при осмыслении клинических данных и оценке динамики анализа. Некоторые расстройства связаны с особым распределением энергии субъекта применительно к объектам и к самому себе. Вследствие этого, например, состояние скорби приводит к явному оскудению отношений субъекта с внешним миром, что, в свою очередь, объясняется сверхнагрузкой утраченного объекта, как если бы между различными нагрузками внешних или воображаемых объектов, собственного тела, Я и т. д. существовало подлинное энергетическое равновесие
Нарциссизм
В общем значении нарциссизм - любовь к самому себе, своему образу, болезненная самовлюбленность.

З.Фрейд использовал это понятие для объяснения различных феноменов, таких, как "безграничная любовь ребенка к себе" (первичный нарциссизм) и гомосексуальный выбор объекта: гомосексуалисты "...видят сексуальный объект в самих себе; они исходят из нарциссической установки и ищут похожих на себя молодых людей, которых они могли бы любить так же, как мать любила их". Позже он использовал этот термин в генетическом смысле, рассматривая нарциссизм как стадию развития между аутоэротизмом и объектной любовью ("Субъект начинает видеть объект любви в самом себе, в своем теле", что позволяет впервые свести сексуальные влечения воедино). Также в классическом психоанализе существует понятие вторичный нарциссизм - направленность сексуальности взрослого человека на собственное Я.

В современной литературе термин нарциссизм принято соотносить прежде всего с самооценкой. Кернберг, к примеру, пишет, что нарциссические пациенты "во взаимодействии с другими необычайно ориентированы на себя, испытывают чрезвычайную потребность в любви и восхищении со стороны других, их характеризует очевидное и весьма любопытное противоречие между завышенными представлениями о себе и чрезмерной потребностью восхваления". Кроме того, такие индивиды характеризуются чувством собственных исключительных прав, фантазиями о всезнании и всемогуществе, собственном совершенстве или совершенстве идеализируемого объекта, выраженность которых зависит от остроты психопатологии. Сопутствующие аффекты колеблются от душевного подъема (если завышенная самооценка подкрепляется) до разочарования, депрессии или гнева, называемого нарциссическим гневом (если уязвлено самолюбие). Стыд и зависть выступают в качестве главных эмоций, ассоциированных с нарциссической организацией личности. Субъективный опыт нарциссических людей пропитан чувством стыда и страхом почувствовать стыд.

Наиболее печальной ценой нарциссической ориентации является недоразвитая способность к любви. Несмотря на то, что другие люди играют важную роль в поддержании равновесия нарциссического индивида, его потребительская цель - удовлетворение собственных потребностей - просто не оставляет другим никакой иной энергии, кроме связанной с их функционированием в качестве сэлф-объектов и нарциссических расширений.

Нарциссическое развитие ребенка происходит в тех семьях, где он рассматривается как собственное нарциссическое расширение родителей, либо атмосфера постоянного оценивания в семье, когда он выступает ставкой в жизни родителей и критикуется при ненадлежащем выполнении их ожиданий.

Нарциссически структурированные люди могут использовать целый спектр защит, но наиболее фундаментально они зависят от идеализации и обесценивания. Эти защиты комплементарны в том смысле, что при идеализировании собственного "Я" значение и роль других людей обесценивается, и наоборот

Невроз
Невроз - душевное расстройство, обусловленное психическим конфликтом между желаниями человека и невозможностью их удовлетворения в реальной жизни. Впервые термин "невроз" в 1777 году использовал Уильям Каллен для обозначения функционального физиологического расстройства, не имеющего структурной основы в страдающем органе.

В 1896 году Зигмунд Фрейд описал так называемый актуальный невроз (неврастения, невроз страха и иппохондрия), при котором симптомы нервного расстройства, включая тревогу и астению, связаны со стрессовыми нарушениями в текущей жизни, чаще всего - в зрелой сексуальной жизни. Актуальный невроз Фрейд отличал от психоневроза, при котором психический конфликт, по большей части бессознательный и базирующийся на ранних детских переживаниях, предшествует формированию невротической симптоматики. При этом Фрейд признавал возможность смешения обоих форм невроза и частую невозможность их клинического различения. Понятие "невроз" в настоящее время употребляется в основном как синоним психоневроза, к которому относятся истерия, фобии и неврозы навязчивых состояний.

Неврозы крайне "защищены" человеческой психикой, есть такое выражение - "невроз топает проторенными дорожками". Повернуть с этой дорожки и является задачей психотерапии

Невроз переноса
Невроз переноса - это невроз, возникающий в процессе в процессе психоаналитической терапии и обусловленный развитием всепоглощающего интереса пациента к аналитику, а также его способностью переносить свои чувства и переживания на него.

Начало лечения не прекращает развитие болезни, но, по мере того как оно завладевает пациентом, его болезнь начинает претерпевать такую метаморфозу, в результате которой возникает новое болезненное проявление, направленное на отношение к аналитику. Как только перенос приобретает подобное значение, психоаналитику приходится иметь дело теперь не столько с прежней болезнью пациента, сколько с заново возникшим «искусственным неврозом», заменившим собой то болезненное состояние, с которым пациент пришел в анализ. Невротические симптомы пациента лишились своего первоначального значения, приспособились к новому смыслу и обрели особую направленность, в результате чего имеющиеся у него наготове и тесно связанные с его заболеванием психические установки переносятся на аналитика. Так возникает «невроз переноса».

Именно невроз переноса оказывается благоприятной почвой для обнаружения тех психических переживаний, которые ранее привели человека к бегству в болезнь. В процессе аналитической терапии на фоне невроза переноса повторяются по отношению к аналитику защитные действия и реакции, имевшие ранее место по отношению к другим людям, благодаря чему появляется реальная возможность по выявлению и осознанию действия бессознательных сил и процессов в психике больного. Поэтому терапевтическая работа переносится в сферу выявления, осмысления и преодоления невроза переноса как наглядной модели проявления невротических наклонностей пациента. По убеждению 3. Фрейда, преодоление этого искусственного невроза означает и освобождение от болезни, с которой пациент пришел в анализ, поскольку, освободившийся от действия вытесненных, подавленных влечений и ставший нормальным по отношению к аналитику, он «остается таким же и в частной жизни, когда врач опять отстранил себя».

На современном этапе развития теории и практики психоанализа значительное внимание уделяется вопросам, связанным с обсуждением того, как и в какой степени разрешим невроз переноса, возможно ли окончательное преодоление его или в процессе психоаналитической терапии сохраняются такие остаточные явления его, которые дают знать о себе и после завершения пациентом курса лечения.

Негативная терапевтическая реакция
Это клиническая реакция, случающаяся иногда в процессе анализа. После периода эффективного и конструктивного психоанализа состояние больного парадоксальным образом ухудшается. В некоторых случаях достаточно правильной интерпретации, чтобы усилить симптомы.

Чаще всего она возникает у депрессивных, склонных к мазохизму пациентов, испытывающих выраженную бессознательную потребность в наказании. Потребность в наказании удовлетворяется главным образом благодаря страданию, доставляемому самим неврозом; когда эффективная аналитическая работа угрожает облегчить недуг с сопровождающим его страданием,пациент сопротивляется и сводит на нет лечение. Другой детерминантой могут быть особые мазохистские стремления, включающие в себя Я-идеал.

Негативную терапевтическую реакцию нельзя путать с негативным переносом; более того, клинические данные свидетельствуют, что она возникает при наличии латентного позитивного переноса.

Нейтральность
Нейтральность - это позиция аналитика, обычно рекомендуемая для осуществления успешного психоаналитического процесса. Основой психоаналитической нейтральности является контроль над контрпереносом, избегание приписывания пациенту собственных ценностей и ориентация на возможности пациента, о не на собственные желания. В структурном отношении нейтральность описывается как позиция, равноудаленная от требований Оно, Я и Сверх-Я. Понятие относится также к рекомендуемой эмоциональной позиции аналитика - позиции человека, выполняющего профессиональные обязанности или позиции доброжелательного понимания, что позволит избежать крайностей отчуждения или чрезмерной включенности.

В современном психоанализе все чаще признается, что аналитик всегда ориентируется на свои ценности, особенно на те, которые связаны с поиском истины, обретением знания, пониманием, ориентацией на реальность, зрелость, изменение. Эти установки сложным образом влияют на терапевтический процесс. Большие расхождения наблюдаются и во взглядах на эмоциональную позицию аналитика. Хотя многие авторы считают интерпретацию и инсайт единственными терапевтическими силами в процессе психоаналитического лечения, другие полагают важной стороной терапевтического процесса объектные или самообъектные отношения с аналитиком

Обращение против себя
Обращение против себя (turning against the self) - защитный механизм личности, перенаправление негативного аффекта, относящегося к внешнему объекту, на себя.

У многих людей существует тенденция обращать против себя негативные аффекты, отношения и восприятия благодаря иллюзии, что этот процесс дает нам больше контроля над неприятными ситуациями. Поворот против себя является популярной защитой среди более здоровых людей, которые устойчивы перед искушением отрицать или проецировать неприятные качества, а также у тех, у кого подобные тенденции вызывают тревогу. Они предпочитают заблуждаться, считая, что трудности - это скорее их вина, чем чья-то еще. Автоматическое и компульсивное использование данной защиты является общим для депрессивных личностей. Оно наблюдается также в некоторых случаях мазохистического характера.

По Фрейду, обращение против себя – одна из четырёх превратностей инстинкта, – помимо обращения в свою противоположность, вытеснения и сублимации. Состоит в обращении своего садизма против самого себя. «Желание мучить превратилось в самоистязание и самонаказание (Freud, 1915).

Обсессивно-компульсивный невроз
Обсессивно-компульсивный невроз - психоневроз, характеризующийся навязчивыми мыслями и компульсивным поведением человека. Навязчивые мысли ощущаются как повторяющиеся, однообразные, навязанные извне и помимо воли человека, а их содержание - странное, неуместное, непристойное. Компульсивное поведение характеризуется желанием выполнять бессмысленные действия, которые, являясь моторными эквивалентами обсессивных мыслей, становятся ритуальными и стереотипными.

Там, где "думание и делание" становится движущим психологическим мотивом для человека и где наблюдается выраженная диспропорция со способностью чувствовать, ощущать, интуитивно понимать, слушать, играть, мечтать, получать удовольствие от произведений искусства, а также с другими видами деятельности, которые в меньшей степени управляемы разумом или служат инструментом для чего-либо, мы имеем дело с обсессивно-компульсивной структурой личности. Бессознательный мир обсессивных людей имеет окраску "анальной" проблематики. Потребность чувствовать себя скорее контролируемым, пунктуальным, чистым и разумным, чем неподконтрольным, хаотическим, беспорядочным, и ограничивать себя в проявлениях таких эмоций, как гнев и стыд, становится существенной для поддержания самоидентичности и самоуважения.

Защитные процессы у обсессивных и компульсивных людей (изоляция аффекта и уничтожение сделанного, реактивные образования) служат задаче подавления или развеяния большей части аффектов и желаний. Однако бессознательное чувство вины (под которым скрывается враждебность) и осознаваемая подверженность чувству стыда (вследствие ощущения несоответствия собственным стандартам) легко вычленяются. Также, что явствует из характера, среди защитных механизмов выделяются зрелые формы сепарации аффекта от когниции - рационализация, морализирование, компартментализация и интеллектуализация.

В семейных историях людей данной группы примечательно либо наличие чрезмерного контроля либо его явный недостаток. Имеющиеся в настоящем объектные отношения формальны, исполнены морализаторского пафоса, им недостает "сока" полнокровной жизни, несмотря на демонстрируемую обсессивно-компульсивными людьми базовую способность к привязанности. Также им присущи перфекционизм, амбивалентность и избегание чувства вины путем отсрочивания или воспроизведения импульсивных действий.
Объектные отношения
Объектные отношения в современном психоанализе - отношение субъекта к миру как сложный и цельный итог определенной организации личности, как результат определенного восприятия объектов, в той или иной мере связанного с фантазированием, и выбираемых способов зашиты.

Можно говорить об объектных отношениях применительно к тому или иному субъекту, к тем или иным стадиям развития (например, объектные отношения орального типа) или к психопатологическим явлениям (например, объектное отношение меланхолического типа).

Слово "объект" в психоанализе следует понимать особым образом - это человек, на которого направлены влечения; это не означает отрицания его субъектных качеств. "Отношение" здесь понимается скорее как взаимозависимость, т. е. речь идет не только о том, как субъект строит свои объекты, но и о том, как эти объекты формируют его деятельность.

C 30-х годов XX века роль понятия объектных отношений в психоаналитической литературе возрастает: в наши дни оно служит основой многих теорий. Как неоднократно подчеркивал Д. Лагаш, этот сдвиг затрагивает всю историю идей, а не один только психоанализ: речь идет о том, чтобы изучать не организм сам по себе, но его взаимодействия со средой. ) Поскольку понятие объектных отношений, по определению, выделяет те отношения, из которых сплетается жизнь субъекта, то возникает опасность увидеть существенное лишь в реальных отношениях субъекта с его окружением. Психоаналитик обязан отказаться от этой ложной трактовки: ведь он должен изучать объектные отношения прежде всего на уровне фантазий, хотя, конечно, и фантазии могут менять наше восприятие реальности и направленные на нее действия.

Оно
Одна из трех инстанций, выделяемых Фрейдом в его второй теории психического аппарата. Оно - это полюс влечений в личности; его содержания, связанные с психическим выражением влечений, бессознательны: они являются, с одной стороны, врожденными и наследуемыми, с другой - вытесненными и приобретенными.

С точки зрения экономики, Оно - это первичный резервуар психической энергии; с точки зрения динамики, Оно находится в конфликте с Я и Сверх-Я, которые, с точки зрения генетической, возникают, отпочковываясь из него.

Фрейд в своих работах подчеркивает, что Оно - "темная, недоступная часть нашей личности... Мы подходим к Оно через аналогии: мы называем его хаосом, бурлящим котлом возбуждений". Он апеллирует к впечатлениям, вытесненным в Оно и вечным, если бы не терапевтический эффект аналитического лечения. Это привело к утверждению о том, что основная цель аналитического лечения - сделать вытесненное осознанным: "Там, где было Оно, должно стать Я".

Соотношение между Оно и Я описано также с помощью знаменитой метафоры: "всадник и конь - ситуация, при которой куда большая сила коня должно держаться под контролем и направляться". Сверх-Я Фрейд также рассматривает как погружающееся в Оно и черпающее из него силы. Из сказанного следует, что границы между Оно и другими органами психики представлялись Фрейду менее жесткими, нежели границы между системами бессознательного, предсознательного и сознательного (первая топика Фрейда).

Некоторые другие важные допущения Фрейда относительно Оно заключались в том, что Оно функционирует на основе первичного психического процесса, содержит свободную подвижную энергию и действует в соответствии с принципом удовольствия. Эти допущения делают Оно подверженным всем противоречиям, сопряженным с теорией влечений, представлениями о психической энергии, экономическим подходом.

Оральная фаза
Оральная фаза - стадия психосексуального развития, на которой либидозное влечение сосредоточено на слизистой оболочке рта, соответствует первым 18 месяцам - 2 годам развития ребенка. Применение этого термина относится к оральной эротике, оральному характеру, оральному принятию идентификаций. Термин оральность используется для описания поведения, мышления, фантазий, ощущений и восприятий, относящихся к области рта, для описания всех видов деятельности, призванных удовлетворять влечения с помощью рта.

Оральные влечения могут быть как сексуальными, так и агрессивными. Абрахам разделил оральную стадию на две подфазы - поглощение и кусание. Первая связана с удовлетворением либидозных потребностей, вторая (каннибалистическая,после прорезывания зубов) - агрессивных.

Описываются два типа характеров в соответствии со спецификой прохождения оральной фазы - орально-удовлетворенные и орально-фрустрированные. У орально-фрустрированных людей развивается потребность к зависимости, чрезмерное ожидание чудес, жадность, болтливость, ненасытность в получении чего-либо. Оральная фиксация имеет прямое отношение к нарциссизму, проблемы любых зависимостей (в т.ч. алко-, нарко- ) также связаны с ней. С оральной стадией связано развитие психосоматических заболеваний, так как непреодоление зависимостей в оральной фазе не дает развивать фантазмы, и человек реагирует на телесном уровне.

Отреагирование
Отреагирование - эмоциональная реакция, которая сопровождается устранением вытесненных в бессознательное переживаний, связанных с воспоминанием о травмирующих событиях прошлого.

Изначально Фрейд считал, что отреагирование, вызываемое гипнотическим внушением или побуждением пациента к воспоминаниям, является механизмом излечения истерических симптомов в рамках катартического метода. Перейдя от техник внушения к психоанализу, Фрейд стал считать, что наиболее важным элементом психоаналитической терапии является переработка сопротивлений пациента в свободные ассоциации. Отреагирование достигает цели путем "фокусировки на конкретном моменте или проблеме, отодвинутой на задний план". В настоящее время многие полагают, что отреагирование не является специфической целью психоанализа; однако оно имеет позитивный эффект и поэтому может быть терапевтической цепью при лечении определенных состояний, в частности, острых травматических неврозов.

Отрицание
Примитивный защитный механизм психики. Отрицание – ранний способ справляться с неприятностями – отказ принять их существование. Отрицание неприятной реальности во исполнение желаний очень распространено у маленьких детей. В зрелом возрасте только при тяжелых нарушениях оценки реальности (при психозах) возможны кардинальные отрицания. Менее тяжелые расстройства наблюдаются у каждого невротика: Я расщепляется на поверхностную часть, знающую правду, и глубинную часть, которая может отрицать правду, в результате происходит отрицание в фантазии. Зная истину, невротик действует, словно ее не существует.

Самый очевидный пример психопатологии, обусловленной использованием отрицания - мания. Пребывая в маниакальном состоянии, люди могут в невероятной степени отрицать свои физические потребности, потребность в сне, финансовые затруднения, личные слабости и даже свою смертность. Люди, для которых отрицание служит основной защитой, маниакальны по своему характеру. Эта категория была охарактеризована также словом «циклотимия», поскольку в ней наблюдается тенденция чередования маниакальных и депрессивных настроений, обычно не достигающих выраженности клинически диагностируемого биполярного заболевания. Аналитики рассматривают эти перепады как результат периодических использований отрицания, за которыми каждый раз следует неизбежный «обвал», когда у человека вследствие маниакального состояния наступает истощение.

Отыгрывание
Отыгрывание - поведение или эмоциональная реакция, защитный механизм, обусловленное бессознательной потребностью справиться с тревогой, ассоциированной с внутренне запрещенными чувствами и желаниями, а также с навязчивыми страхами, фантазиями и воспоминаниями. Проигрывая пугающий сценарий, человек, бессознательно испытывающий страх, оборачивает пассивное в активное, превращает чувство беспомощности и уязвимости в действенный опыт и силу, независимо от того, насколько болезненна драма, которую он разыгрывает.

Чаще всего отыгрывание наблюдается в психотерапевтической практике и относится к любому виду поведения, которое предполагает выражение отношений переноса, привносить которое в терапию в словесной форме пациент чувствует для себя еще недостаточно безопасным. Люди с истерической организацией личности известны проигрыванием своих сексуальных сценариев; людей со всеми видами зависимости можно рассматривать как проигрывающих отношение к предмету своего предпочтения (химическая зависимость может усложнить то, что уже было психологической зависимостью); люди с компульсиями, по определению, являются отыгрывающими, когда уступают внутреннему давлению и вовлекаются в свои определенные компульсивные действия; социопаты вновь и вновь проигрывают сложные паттерны манипуляций. Таким образом, эта защита может проявляться во многих резко отличающихся клинических случаях.

Ошибочные действия
Ошибочные действия - часто встречающиеся и мало привлекающие к себе внимание явления, которые наблюдаются у любого здорового человека и которые он воспринимает досадную случайность, недоразумение. В классическом психоанализе они являются объектом исследования, свидетельствующим о действенности бессознательных процессов в душевной жизни человека.

3. Фрейд различал три группы ошибочных действий. К первой группе он относил оговорки, описки, очитки, ослышки. Ко второй - такие явления, в основе которых лежит временное забывание имен и выполнение обещаний. К третьей - запрятывание, затеривание предметов, а также ошибки-заблуждения, когда на какое-то время человек верит тому, о чем он знает, что это не соответствует действительности.

Для психоаналитика ошибочные действия - это полноценные психические акты. Они имеют смысл, т. е. обладают определенным значением и включают в себя конкретное намерение. Более того, нередко ошибочные действия по сути дела совершенно правильны. Другое дело, что они возникают вместо другого предполагаемого или ожидаемого действия. Как бы там ни было, ошибочные действия дают ценный материал, который изучается методами психоанализа.

Ошибочные действия представляют значительный интерес для психоаналитика, т. к. доказывают существование вытеснения и образования замещения не только у невротиков, но и у вполне нормальных людей. Они выражают собой импульсы и намерения, скрытые от сознания человека. Благодаря им человек непроизвольно выдает многие свои тайны, в том числе самые интимные, сокровенные.

Будучи психическими актами, ошибочные действия возникают в результате наложения друг на друга различных намерений. Психический механизм возникновения ошибочного действия сводится к тому, что одно из намерений подвергается вытеснению. Его реализация не допускается человеком. В результате этого оно проявляется в нарушении другого намерения.

С познавательной точки зрения ценность ошибочных действий состоит в том, что каждый человек может легко наблюдать их на самом себе. Их проявление не связано с каким-либо болезненным состоянием, а анализ их дает возможность лучше понять роль и значение бессознательных процессов в душевной жизни человека.